Яндекс.Погода






  Досуг
Рестораны
Кафе и бары
Гостиницы
Бильярд
Игровые клубы
Бани и сауны
Салоны красоты
Организация свадеб
Ролик клуб
Залы торжеств
  Образование
Школы
Колледжи
ВУЗы
Детсады
Спортшколы
Автошколы
 Медицина
Больницы
Поликлиники
Роддомы
Аптеки
Стоматологии
Ветеринары
 Спорт
Фитнес
Спортивные секции
Спорт магазины
 Культура и СМИ
Телевидение
Газеты и журналы
Библиотеки
Музеи
Дома культуры
Религия
 Бизнес
Банки
Страхование
Рекламные агентства
Нотариусы
 Транспорт
Вокзалы
Такси
Маршрутные такси
Автомойки
Автозапчасти
Автосервисы
АЗС
 Торговля
Рынки
Быт.техники
Компьютеры
Цветы
Окна и двери
Магазины
Фотосалоны
Ювелирка
Обмен валюты
Строй магазины
Мебель на заказ
 Органы власти
Акимат
МВД
МЧС
ЦОН
ГАИ
МИН.юстиций
Военкомат
 Галерея
Фото Галерея
Видео Галерея
Игры
  Прочее
Админ
Помощь сайту
Контакты






Ваш подвиг бессмертен

Мархабаев Абдрахман Амирханович. Родился в 1961 году 14 декабря в совхозе Капланбек, Сарыагашского района ЮКО. В1964 году вместе с родителями переехал в город Кентау.  Закончил школу № 1 имени Алтынсарина. Следом поступает в Кентауский горно-металлургический техникум на специальность «Подземная разработка рудных нерудных месторождений» откуда его в 1980 году призывают в Армию. Служил в нескольких километрах от города Баку в артиллерийских войсках, в отдельной мотострелковой роте. В1983 году устроился на рудник «Миргалимсай». Был машинистом подземного самоходного оборудования.  Освоил «ТОRО» «LK» «МоАЗ» «ST» «Paramatic» и другие машины, которые применялись в комбинате «Ачполиметалл».

В Чернобыль попал 18 августа  1986 года. На его долю в Чернобыле выпала очень трудная и тяжелая 3-я вахтовая смена, которую командировал комбинат. Вахта, которая продолжалось с 18 августа по 18 сентября 1986 года. Вахта, где собрали только высококлассных опытных машинистов погрузочно-доставочных машин с дистанционным управлением. Кроме Абдрахмана Мархабаева в группе были А.Б. Ержанов, В.И. Соколов, Е.Н. Григоров, А.В.Холопов, А.И. Котов, И.Н. Розниченко.

По приезду устроились уже в установившемся лагере, где их приезда ждала предыдущая смена горняков. Спальные комнаты, баня, кухня, столовая, складские помещения, ленинская комната- все состояли из вагончиков. Серо и скучно, но зато на берегу реки.

Рабочий день  начинался в 8 утра и заканчивался в 8 вечера. К этим 12 часам нужно добавить ещё часок или побольше на утренний туалет и вечернюю баню, ещё два часа – на дорогу к месту работы и обратно, ещё около часа на завтрак и ужин, которые, естественно, в счёт рабочего времени не входили. Обычная картина: во всех машинах люди, едущие на работу и обратно - спят. Спят, потому что ночью на сон оставалось 3-4 часа, в лучшем случае 5-6 часов.  На общение, как видите, времени почти не оставалось – ведь ещё и поспать нужно. И, тем не менее, общение было.

На работу возили проселочными дорогами в стороне от магистральных суматох. Проезжали через пустые сёла, мимо домов с заколоченными окнами, заросших лебедой и полынью какой-то аномально-гигантской высоты – по самые крыши, как деревья. У нас эти травы (алабота и жусан) растут не больше 30 сантиметров высотой. К слову, «чернобыль» переводится с украинского как полынь (по-казахски- жусан).  Нигде – ни в Чернобыле, ни в зоне, вокруг него – не возникало такое чувство необъяснимой тревоги, даже жути, какое охватывало в этих безлюдных покинутых сёлах.

На следующий же день после приезда поехали в город Вышгород. Он находился в восьми километрах от Киева. Там их ждали абсолютно новые (в масле, как сейчас говорят) четыре погрузчика «TORO-350». Город имел свою пристань, куда на баржах доставили эти машины, а оттуда уже на базу, что находилась в этом же городе. Одной колонной, в сопровождении милицейской машины, пригнали своим ходом в город Припять. Этот погрузчик и определил дальнейшее место работы Абдрахмана. Дело в том, что последние две машины колонны, сходу направили на пристань города Припять.  И сходу в бой, на отдых не было времени. Здесь  баржи вставали на разгрузку – под кран с грейфером, которым управлял крановой Петрович. Он был из местных, который и до аварии работал на грейфере. Однако надо было видеть, как он грейфером разгружал щебень, песок или бутовый камень из барж! Буквально до щепотки собирал, не крановщик, а виртуоз.   
А дальше наш герой погружал все это на самосвалы КамАЗ и КрАЗы.
Почему же погрузчики высадили с барж, где-то там, на Вышгороде, когда в Припять тоже ходили баржи?  Чтобы понять, немного о том, чем в те дни оказалась Припятьская пристань для организации работ по созданию «саркофага». Для тех, кто видел это собственными глазами, особых подробностей не требуется.

Высокий радиационный фон не позволял использовать ближайшие к аварийному блоку железнодорожные станции Янов и Толстый Лес. Из доступных, самой близкой была станция Вильча. Но она практически оказалась непригодной для приёма грузов из-за отсутствия разгрузочных эстакад и слабого развития подъездных путей, забитых к тому же после аварии электричкой, пассажирскими и прочими  вагонами. Свободным там оставался только главный путь. Всё остальное – и разгрузочная эстакада, и сеть запасных путей – там создавались одновременно с выполнением аварийных работ. Помощь по доставке в зону ЧАЭС грузов, Вильча стала по-настоящему оказывать только в августе. А до того все самые важные многотоннажные поставки в Чернобыль шли через речной транспорт. С ним же связано и самое главное для создания «саркофага» мероприятие: два из трёх смонтированных недалеко от Припятьской пристани бетонных завода начали на полную мощность работать уже в июле. Это были современные заводы, работавшие, как часы. Заводы монтировали, и они включались в работу поточным методом: первый уже монтируют, а второй по частям доставляют на монтажную площадку; первый уже работает, второй – в монтаже, а третий по частям завозят; третий начали монтировать, а второй уже тоже включился в работу.  В это время уже бетонировали каскадные стены «саркофага».    

Как только заработали бетонные заводы в Припяти, бетон перестали возить из Вышгорода (за 100 км!), и сразу же возникла необходимость создать практически непрерывный поток цемента, щебня и песка в приёмные бункеры этих заводов.

Непрерывным потоком со всех концов Советского Союза шли эшелоны со всеми необходимыми для Чернобыля. Водители большегрузных автомобилей спали несколько часов в сутки, перевозя оборудование и металлоконструкции прямо с заводских цехов. Точнее с авиастроительного завода находящегося в Киеве. Вес некоторых конструкций достигал до 165 тонн и длиной в 40 метров.

Цемент тоже везли со страшной силой: машины, которые должны были ехать при средней скорости 50-60 км/час,  летели под 100 км/ч, чтобы не остановились бетонные заводы. Вот такая была круговерть цементовозов. Везде их пропускали. Их даже не останавливали на ПУСО (пункт санитарной обработки). И туда и обратно они летели без остановки. Три бетонных завода по 2000 кубометров непрерывного производства бетона в сутки. Они не могли останавливаться, потому что тогда надо было бы промывать технологическую нитку. Работали они на полную мощность, Эти три завода делали 6000 кубов бетона в сутки, Это ужас как много! Если помножить на удельный вес, то получается 18 000 тонн, а бетоновоз (миксер) везет 7 тонн. Поделим общий объем18000 на 7 и получим 2571 рейсов за сутки.  А всего было четыре бетонных завода. Темпы сумашедшие и роль погрузчиков стояли не на последнем месте.

За время строительства было уложено более 450 тысяч кубометров бетона, принято 600 тысяч кубометров щебня и песка под песчано-щебеночную подсыпку, смонтировано свыше 7000 тонн металлоконструкций.
Все, конечно, знали о повышенном радиационном фоне, носили на лицах маски-респираторы от пыли, некоторые носили светозащитные очки – радиация поражала и роговицу глаз. Каждый прикреплял к одежде так называемые «накопители». Их через определённое время сдавали в медсанчасть, где определяли по ним, какую дозу этот «каждый» получил. Время проведенные в зоне не прошли даром для здоровья …

К 30 ноября 1986 года Акт о приемке объекта «Укрытие» был подписан всеми членами Государственной комиссии и направлен в Москву для утверждения Председателем Совета Министров СССР Н.И. Рыжковым. Этот день, 30 ноября, стал для всех ликвидаторов, днем победы — победы над неизвестностью, которую они смогли победить.
Госстрой СССР после детального изучения чертежей и рассмотрения конструкций, выполненных по ним, дал «добро» на безопасную эксплуатацию объекта «Укрытие» сроком на 30 лет. Но впереди предстояло еще много работ и в них тоже участвовали кентаусцы.
Срок командировки истек и 26 сентября наш герой вернулся в Кентау. Переболел дней двадцать, как и все чернобыльцы, возвращающиеся домой, и вышел на работу. В советское время заслуги ликвидаторов ценили больше. В 1987 году комбинат дал бесплатную путевку в Сочи. Каждый год по два раза лечился в профилактории комбината. В 1987 году комбинат выделил однокомнатную квартиру. В 1991 году по решению профкома купил мотоцикл без очереди.  

Абдрахман Амирханович и сегодня в строю, работает вахтовым методом на руднике «Акбакай» Жамбылской области. Вместе с женой Гульшат Жумабековной воспитывают детей: Нурсулу, Бакытжан, Олжас и Жансая. Здоровья и счастья вашей семье.

Р.S. Из третьей вахтовой смены, состоящей из семи человек, с нами сегодня нет А.Б. Ержанова, В.И. Соколова, Е.Н. Григорова, А.В.Холопова и И.Н. Розниченко.  Работая в экстремальных условиях, эти люди действительно стали героями. Оставив свое здоровье под саркофагом, они спасли мир. Не сомневаюсь, что совершенный ими подвиг в сердцах потомков будет жить бессмертно.


Абдугаппар Акибаев
автор памятника «Героям – чернобыльцам посвящается»







Нравится ли вам данная статья?

Нравится











Не забудьте оставить комментарий




















Система Orphus



© Кентау 2014 - 2017 копирование материалов разрешено только при условии размещения гипер ссылки на сайт kentuki.kz